Энергаз2

Экспертное мнение

Системные проблемы в энергетике и ЖКХ. Что делать?

05.03.2012


Сторонники косметических изменений в реформировании отрасли считают, что в целом реформа была успешной и в основном достигла своих целей: привлекла в электроэнергетику значительные инвестиции. Алексей Преснов уверен: реформа электроэнергетики, начатая около 10 лет назад, провалилась.

Даже поверхностный анализ существующих проблем и кризисных явлений в постреформенной электроэнергетике России и смежных с ней теплоснабжении и ЖКХ (см. Энергетика и ЖКХ: реальность, требующая системных решений) неизбежно ставит нас перед принципиальным выбором. Он состоит в дилемме: продолжать ли начатые 7-8 лет назад реформы в том же направлении и в той же «колее», что называется в «том же духе», пытаясь на основе полученного опыта последних лет «улучшить, усилить и углубить» какие- то важные, но все же частные моменты, или все-таки остановиться, оглянуться вокруг и приступить к реформам практически заново? К тому, что в последние годы в экономике и политике часто называется «перезагрузкой»? 

Есть еще и третий теоретический путь: и вовсе отказаться от этих реформ - отменить их совсем. Но это, на мой взгляд, действительно чисто теоретический вариант, поскольку процессы,затронувшие жизнеобеспечивающие отрасли в последние годы, все- таки уже прошли точку невозврата, и, прежде всего, в части изменения фундаментальной юридической среды функционирования современного российского общества. То есть для полной отмены этих реформ, нужно отменить и все то, что делалось в России в законодательном поле в последние 20 лет, а это нереально, если мы говорим об эволюционном сценарии развития страны. 
 
Поговорим об электроэнергетике. Сторонники первого пути - косметических изменений в реформировании отрасли считают, что в целом реформа была успешной и в основном достигла своих целей: привлекла в электроэнергетику значительные инвестиции, по рассмотренным нами ранее механизмам. Я намеренно не хочу приводить здесь цифры - они хорошо известны и обычно зависят от степени близости их источника к авторам реформы. Но эти цифры, в любом случае, действительно существенны. Прежде всего, это касается генерации, в том числе на 100 % государственной - атомной. Природа этих инвестиций различна, но объединяет их то, что они не привели и не приводят к существенным успехам в коренной инновационной перестройке отрасли, тяжким бременем давят на остальную экономику и, самое главное, не являются конкурентно рыночными. Однако эти, «сопутствующие» инвестициям, обстоятельства апологеты успешности реформы стараются не замечать. Так же как не хотят замечать они и того, что по причине незавершенности важнейших этапов реформы, ее структурной фрагментарности, внутренней противоречивости провозглашаемых целей и методов по их реализации, управление отраслью окончательно перешло в ручной режим. Причем управление это - по большей части абсолютно нерыночное, а иногда - и совершенно антирыночное. 
 
Вторая точка зрения, к сторонникам которой принадлежу и я, заключается в том, что мы должны, наконец, честно признаться в том, что реформа электроэнергетики, начатая около 10 лет назад, провалилась. Она захлебнулась по многим направлениям, и мы об этом говорили, но общим местом является то, что произошло это на стадии транзита, перехода от так называемого «переходного периода в электроэнергетике», (с точки зрения действующих нормативных актов формально до сих пор так и не завершившегося), к целевой модели функционирования электроэнергетического рынка. То, что мы получили в результате почти 10 летних преобразований, так и не стало настоящим современным рынком с присущими ему атрибутами саморегулироемости и конкурентности, обеспечивающих разумное развитие важнейшей инфраструктурной отрасли в гармоничном взаимодействии с остальной экономикой страны. 
 
Главным отличием между двумя точками зрения на реформу является отношение к вопросу о конкуренции. Именно здесь пролегает водораздел между сторонниками настоящей рыночной модели развития электроэнергетики и приверженцами монополистического госкапитализма, охватившего железными клещами российскую экономику в последние годы. 
Конкуренция за потребителя - мотор любого современного рынка и рынка электроэнергии в том числе. Если такой конкуренции нет, или она не развита, рынок не может работать самостоятельно и нуждается в постоянном внешнем воздействии, «подталкивании» в виде государственных, фактически бюджетных инвестиций, всяческих, порой искусственных программ развития, допэмиссий, малопонятных с точки зрения бизнеса слияний и поглощений. И все это при чрезмерной регламентации каждого шага и действия со стороны государства, которое и заменяет собой, по большому счету, конкурентный рынок в части заботы о потребителях. Именно это и у нас и происходит в электроэнергетике сегодня. 
 
С этой точки зрения интерес представляет новый проект «Основных Положений функционирования розничных рынков электрической энергии», обсуждаемый ныне в электроэнергетическом сообществе и подлежащий принятию к 20 марта 2012 года по поручению В. Путина. В конце февраля Совет Рынка завершил прием замечаний и предложений по этому и ряду других связанных с ним документов организации работы рынка электроэнергии на среднесрочную перспективу. Около 20 лучших компаний отрасли, обладающих интеллектуальным потенциалом и опытом практической реализации реформы, в том числе и небезразличный для меня ОАО «Колэнергосбыт», направили свои предложения в проект. Уверен, они будут полезны для формирования окончательной редакции соответствующего Постановления Правительства и, наверное, его «углубят и улучшат». 
 
Однако это не отменяет того факта, что представленный проект, на мой взгляд, в целом не отвечает задачам и вызовам, стоящим перед электроэнергетикой сегодня, не решает важнейшей для отрасли проблемы - отсутствия реальной широкой конкуренции на розничном рынке, транслирующей необходимые сигналы обратной связи и на слабоконкурентный оптовый рынок. Действительно,этот документ отвечает на совсем другие вопросы. Он адресуется к тем проблемам, действительно важным и насущным, которые волновали сообщество в переходный период в электроэнергетике: процессу смены гарантирующего поставщика в случае его фактического дефолта по платежам на оптовый рынок, сложным нюансам в отношениях сетевых организаций и ГП, множественным двусмысленностям между ГП и потребителями при заключении и расторжении договоров, регламентации процесса энергоснабжения исполнителей коммунальных услуг в ЖКХ. В Проекте подробным образом рассмотрены и, самое главное, четко решены многие назревшие вопросы по коммерческому учету. Решены вопросы «исключений из правил» - особых зон, где нормальные правила рынка не действуют в силу особых обстоятельств. И, наконец, впервые прямо в правилах функционирования рынка рассмотрены вопросы по порядку определения и применения предельных уровней нерегулируемых цен, включая их структурное ранжирование. Проект, в совокупности с другими документами - порядком полного и частичного органичения режима потребления электроэнергии, правилами недискриминационного доступа, стандартами раскрытия информации, изменениями в Правилах оптового рынка - отвечает на многочисленные практические вопросы, возникавшие в ходе реализации реформы на розничном рынке в последние 5 лет. Словом, документ нужный, но, к сожалению, несвоевременный. Потому что этот проект отвечает на вопросы вчерашнего, местами сегодняшнего, но никак не завтрашнего дня.
 
Действительно, документ обходит стороной саму проблему существования института гарантирующего поставщика в нашей интерпретации - «за дешево и для всех» вместо реального «поставщика последней надежды» - «за дорого» и только для тех, кто не нашел себе коммерческой сбытовой организации. Между тем, сегодняшний статус наших ГП является сегодня одним из основных препятствий для развития конкуренции в электроэнергетике в целом. В сообществе об этом говорят уже не первый год, причем очень авторитетные специалисты, включая руководство ФАС, но авторы проекта эти мнения в очередной раз предпочли не заметить. Но сложно не заметить, что именно функционирование ГП в формате монопольных в своей зоне деятельности энергосбытовых организаций, продающих электроэнергию всем, за исключением выходящих самостоятельно на оптовый рынок относительно крупных потребителей, в значительной мере способствовало в последние годы бесконтрольному росту цен на розничном рынке для массовых потребителей, к стагнации как розничного и оптового рынка. Монополизм на региональных розничных рынках демотивирует обе стороны отношений купли-продажи на оптовом рынке - и генераторов и сбыты - искать себе партнеров для заключения долгосрочных договоров, крайне низкая доля которых, является нашим негативным отличием от развитых рынков других стран. Зачем? Ведь есть монополисты ГП, они обязаны всех снабжать электроэнергией и потому всегда купят все объемы по любой цене и оттранслируют своим потребителям на розницу. При этом генераторов не волнует, каким образом они соберут денежные средства с розницы: товар отпущен и в балансе генераторов появляется хорошая маржинальная прибыль, позволяющая немного подождать и с платежами. Генераторов, вообще говоря, до того, как в 2011 году их стали административно ограничивать в доходах, мало волновал и тот факт, что ГП зарабатывали на эффекте сальдирования мощности, связанным с часами ее фактической покупки и виртуальной продажи на оптовом и розничном рынках. ГП же использовали эти доходы для закрытия «дыр» на рознице, и, получая неплохую итоговую прибыль, тоже не особенно стремились что- либо менять. 
Что меняют новые Правила розничных рынков в этом смысле? Ничего, кроме того, что они отменили дополнительные доходы сбытов, демотивировали их вообще что- либо делать на рынке, за исключением надувания расходов с целью нерыночного и часто коррупционного процесса получения максимально возможной сбытовой надбавки при административном тарифном регулировании. В дополнение к этому проект ужесточает требования к прозрачности деятельности и налагает на ГП новые существенные (и, наверное, очень нужные) обязанности перед потребителями, на которые придется тратить значительные дополнительные средства, источники получения которых, весьма туманны. 
 
Как уже отмечалось, проект подробным образом регулирует ценовые уровни и структуру стоимости электроэнергии и мощности на розничном рынке. В этой части документ, повторяя в основном спорные формулировки неоднозначного 877 Постановления Правительства, демотивирует уже потребителей заниматься учетом и планированием на розничном рынке. Действительно, зачем заниматься учетом и планированием, если можно ничего не делать вообще, включать и выключать электроустановки хоть каждый час, работать с рваным графиком, и все равно покупать мощность по средневзвешенной цене в объемах, которые зависят от фактически купленной мощности потребителей с учетом. Это означает, что с большой вероятностью потребители без почасового учета и планирования будут платить за мощность в итоге меньше, чем потребители с  таким учетом. Естественно, это приведет к тому, что потребители с учетом либо вернутся к интегральному потреблению, либо уйдут на оптовый рынок, тем более что этот процесс последовательно упрощается. И в том и в другом случае это может привести к росту расходов на мощность для категории потребителей без почасового учета, поскольку это увеличит для них коэффициент оплаты мощности. Что практически сведет на нет предпринятые ранее титанические усилия государства по снижению ценовой нагрузки на так называемых неквалифицированных потребителей, внесет дополнительную сумятицу на розничный рынок, делая его все менее прозрачным и прогнозируемым. Надо отметить, что предложенный порядок расчетов и особенно его описание в Проекте правил остается крайне громоздким, сложным и совершенно «недружественным» для потребителей, особенно малых и средних. Он, для них еще менее понятен и прозрачен, чем пресловутая система ЧЧИМ.
 
Вообще изучение Проекта, игнорирующего конкуренцию как мотор организации бизнеса на рынке электроэнергии, последовательно ухудшающего рыночные мотивации сбытов и при этом подробно регламентирующего их взаимодействие с сетевыми организациями и в части обслуживания потребителей, и в части оказания услуг по передачи, и при смене ГП, наводит на мысль: а зачем все это? Зачем отделять в такой конструкции и при таком подходе сеть от сбыта? Ведь в каждом регионе есть своя естественная монополия - крупнейшая сетевая компания, входящая в МРСК, она же является основной компанией с которой взаимодействует ГП, тоже являющийся крупнейшим монополистом. Ну и нормально, объедините их в одну компанию, наделите статусом ГП в нашей интерпретации, и пусть работают на рознице. Те, кто не на рознице, будут оплачивать только сетевую составляющую, те, кто на рознице, платить и за сбыт. Все станет ясно и понятно, встанет на свои места, уменьшаться управленческие расходы, в разы сократятся юридические расходы на споры между сетями и ГП и разгрузятся Арбитражные суды. Для потребителей выбор будет ясен:хочешь попробовать конкуренции, сам что-то покупать, за себя отвечать и при этом имеешь 670 кВт и выше - на опт. Остальные - на рознице, по ценовым категориям, отношения с одним контрагентом - крупнейшей сетевой организацией региона. Потребители перестанут заниматься почасовым учетом и планированием? Но Проект и так толкает их в эту сторону, в том числе и крупных потребителей. И если это будет нужно для энергосистемы, с точки зрения выбора оптимальных режимов, то учет всегда можно организовать через ту же инвестпоргамму МРСК. В такой конструкции отпадает необходимость в сомнительных разделах по смене ГП по критерию, кто больше заплатит накопленных предыдущих долгов. Не нужны и длинные, на целые страницы, плохо читаемые пункты о взаимодействии сетей и ГП. Правила упрощаются, как и сама реформа. До лучших времен. 
Продолжение следует
 
Алексей Преснов, независимый эксперт
 
 






О проекте Размещение рекламы на портале Баннеры и логотипы "Energyland.info"
Яндекс цитирования         Яндекс.Метрика