Энергаз2

Вопрос эксперту

Энергосебережение — от бюджетного финансирования к бизнес-модели

С учетом макроэкономических изменений возможности бюджета по финансированию энергоэффективных проектов существенно снизились, однако это не превратилось в катастрофу для отрасли. Почему — рассказывает Виталий Ковальчук, референт департамента промышленности и инфраструктуры Правительства РФ.

Расходы обнулены
За точку отсчета новейшей истории энергосбережения в нашей стране я предлагаю взять выход в 2009 г. Федерального закона № 261 «Об энергосбережении», который положил начало новой правовой базе и создал не известный прежде инструментарий. Предыдущая версия законопроекта была абсолютно декларативной, никого ни к чему не обязывала и поэтому практически не работала.
В период с 2009 по 2014 гг., несмотря на все трудности и перипетии, методом проб и ошибок удалось многого достичь. Однако в конце 2014 – начале 2015 гг. произошли изменения в макроэкономике, и государство практически обнулило расходы на энергосбережение и во многих регионах затраты на энергосбережение были существенно сокращены. Минэнерго России, которое в свое время возглавляло этот процесс, публично на ENES (Международный форум по энергоэффективности и энергосбережению в г. Москва — Прим. ред.) отказалось от роли ведущего координатора в вопросах энергосбережения. Таким образом, сейчас за энергосбережение все несут ответственность по чуть-чуть, а по большому счету — никто не отвечает.
 
Энергосбережение состоялось
Однако предыдущие пять лет не прошли даром. Была создана вся нормативно-правовая база. Иногда можно услышать разговоры, что тот или иной шаг невозможно сделать, потому что этого не позволяет законодательство. На самом деле это не так. В рамках нашей огромной страны есть успешные примеры реализации разных — практически всех возможных — типов проектов, применения инструментов и т.д. И это лучшее доказательство работоспособности законов.
За эти пять лет накоплен положительный, и самое главное, отрицательный опыт реализации проектов по энергосбережению. И те «шишки», которые были набиты, дают гораздо больше ценной информации, чем положительные примеры.
Сегодня можно с уверенностью сказать, что энергосбережение в стране состоялось. Есть профессиональные игроки этого рынка, появилась понятная, классическая рыночная мотивация этой деятельности. Да, истории, когда мероприятия по энергосбережению проводятся для отчетности, порой еще встречаются, но в подавляющем большинстве случаев энергосбережением занимаются исходя из нацеленности на результат.
Преодолены барьеры «нулевого шага» внебюджетного финансирования. Это один из ключевых моментов. Пока были бюджетные средства, логика финансирования была понятна: необходимо, чтобы государство взяло на себя обязательство и, учитывая социальную значимость, развивало это направление. Но даже в период, когда бюджет был полон, нашлись энтузиасты — банки и компании, которые начали вкладывать свои собственные деньги или привлекать средства на рынке. Была создана прецедентная база и, таким образом, шок, когда бюджетные деньги внезапно закончились, оказался демпфирован тем, что сложилась практика внебюджетного финансирования.
 
Все зависит от нас
Сегодня у нас нет другого выхода, кроме как повышать энергоэффективность. В условиях, когда жестко ограничен доступ на внешние рынки технологий и инвестиций, единственный серьезный ресурс модернизационного прорыва — повышение собственной эффективности.
Мне приходится общаться с представителями разных регионов на тему энергосбережения. И уже очевидно, что реальное энергосбережение — результат каждодневной работы на местах. Те, кто сидят и ждут, что кто-то наверху что-то придумает и сделает, вряд ли получат результат. И только в логике поиска возможностей, а не препятствий, можно чего-то достичь.
Я отнюдь не утверждаю, что государство на федеральном, региональном, муниципальном уровнях самоустранилось. Нет! Органы власти — это инфраструктура принятия решений, инструмент создания среды и базы для реализации энергосбережения — и в этом смысле его роль по-прежнему актуальна и необходима. Но для меня важно показать успешные истории, не связанные с деятельностью власти.
 
Доход для банка
В последние четыре месяца основной посыл таков: в бюджете денег нет, внебюджетных средств тоже нет, а те, что есть — дорогие, да и дорогие деньги не дадут, потому что нужны залоги. Тезис всем понятный. Но только в первом приближении.
Надо понимать, что банки в основной своей массе — это такие же коммерческие структуры, которым нужно зарабатывать. В новых условиях банки стали убыточными или около-убыточными. А есть ли сегодня в стране проекты с рентабельностью больше 20%? В официальном правовом поле таких нет. Почти нет проектов с экономической рентабельностью выше 5–7%. При этом внутренняя норма доходности в области энергосбережения — 25–30%. Это среднестатистический показатель. И важно объяснить банку, что энергосбережение — один из потенциально возможных, а то и основных источников заработка.
Энергосбережение не только имеет хорошую рентабельность. Если работать по схеме энергосервиса, можно создать длинный финансовый поток, что очень важно для банков. Не случайно постепенно приходит понимание, что энергосбережение — эффективный бизнес, который можно стимулировать за счет банковского ресурса.
Пока крупные банки чаще создают свои энергосервисные фирмы. К примеру, «Газпромбанк-энергоэффект», «Сбербанк-энергодевелопмент» и т.д. Но я думаю, на следующем этапе сами банки начнут предлагать на рынке стандартизированный кредитный продукт под цели повышения энергоэффективности. Такие примеры есть, причем инициативы исходят от банков второго эшелона. Финансовым учреждениям уже сегодня можно объяснить, что это выгодная сфера. Только нужно подкрепить это технической компетенцией. Банки должны понимать, что риски можно снять за счет грамотной технической экспертизы.
 
На пути решения проблем
Есть еще несколько сложных, но вполне преодолимых моментов на пути развития энергосбережения в стране. 
Во-первых, проблема адекватных энергосервисных компаний. В этом направлении многое делается. Запущен процесс консолидации и первичного отбора энергосервисных компаний в рамках единой федеральной структуры — Российской ассоциации энергосервисных компаний (РАЭСКО). Недавно произошло качественное усиление руководящего состава этой ассоциации. Думаю, в ближайшие три-четыре месяца практически каждая уважающая себя ЭСКО войдет в эту ассоциацию.
Во-вторых, проблема доступных примеров, типовых решений, кейсов. Порой люди не понимают, даст ли конкретное мероприятие эффект. Однако на самом деле в интернете можно найти массу доступных примеров. К тому же Правительство сейчас запускает практику издания информационных тематических бюллетеней. В них будут разобраны конкретные кейсы. Первый бюллетень будет посвящен внутридомовому освещению — по стране уже есть сотни успешных проектов на эту тему, и важно транслировать накопленный опыт. В дальнейшем выйдут бюллетени про сбережение тепла, воды и т.д. Там будет описание примеров и методологии. Цель документа проста: чтобы в любом маленьком городке начальник местного ЖКУ или профильный зам мэра, прочитав этот бюллетень, сказал: «О, я могу это сделать у себя!» Сборник должен быть понятен, как инструкция «Икеа». Эти бюллетени будут бесплатно распространяться региональным чиновникам.
Третья проблема — проблема нестыковок и разночтений в нормативно-правовых актах (НПА). Сейчас основная задача не в том, чтобы разработать новые нормативные акты, а в том, чтобы убрать «дырки» в существующих. За эти пять лет мы приняли больше сотни НПА. В странах Евросоюза аналогичное количество документов принимается за полсотни лет. Не удивительно, что у нас не всегда было достаточно времени на адекватную отстройку. Но сейчас этим важно заняться.
Когда мы стали сталкиваться с проблемой нормативно-правового регулирования, выяснилось, что большая часть вопросов связана с наличием пробелов, а не с нарушением логики. Поэтому требуется не столько внесение изменений, сколько разъяснения. Важно, чтобы соответствующие инстанции правильно трактовали ту или иную норму. Мы надеемся, что огромное количество мелких проблем, которые сами по себе ни на что не влияют, но служат препятствием для конкретных проектов, мы сможем решить в формате разъяснительных писем.
Пока существует проблема экспертной и методологической поддержки. Но сейчас достаточно активно стал работать экспертный совет по энергосбережению при Минстрое РФ. К примеру, при обсуждении проблемы учета возникла законодательная инициатива по созданию оператора хоум-учета. Ведется активная работа с фондом ЖКХ, переговоры о том, чтобы совместно с капремонтом проводить еще и мероприятия по энергосервису и т.д.
Одним словом, сегодня создается инструментарий, который можно и нужно использовать. Мы должны понимать, что энергосбережение — это не чьи-то «хотелки», не политическая мода, это объективная, насущная необходимость, обязательное условие повышения конкурентоспособности экономики, один из мощнейших драйверов ее роста. Более того, энергосбережение сегодня в большинстве своем превратилось в нормальный бизнес, с хорошей рентабельностью и инвестиционной привлекательностью.
 
Подготовила Кира Патракова
По материалам Всероссийского форума «Технологии энергоэффективности-2015»
Фото Екатерины Зубковой

(С) Медиапортал сообщества ТЭК www.EnergyLand.info
Оформить подписку на контент Looking for authoritative content?
Копирование без ссылки на данную страницу запрещено

См. также:
Пришла пора обучать инженеров
По вине чиновников школы и детсады остаются без горячей воды
ЛуТЭК вручил награды победителям акции «Надежный партнер»
Техника для лесной отрасли






О проекте Размещение рекламы на портале Баннеры и логотипы "Energyland.info"
Яндекс цитирования         Яндекс.Метрика