ТСС вместо Русэлпром 2019

Экспертное мнение

Когда будет заполярный газ?

20.08.2012


Участники Штокмановского проекта - норвежская Statoil и французская Total - должны были в июле, после истечения срока акционерного соглашения, передать свои доли в проекте Газпрому. Пока это сделала только норвежская компания.

 

Комментарии:
Юлия Войтович, аналитик Независимого аналитического агентства «Инвесткафе»:
Стороны за весь срок действия акционерного соглашения по Штокману так и не смогли принять окончательного инвестиционного решения, так как иностранных партнеров не устраивали условия участия в проекте. Дело в том, что иностранные компании не могли напрямую участвовать в распределении прибыли от добычи со Штокмана, так как газ с данного месторождения, по заключенному ранее соглашению, мог продавать только «Газпром». Сейчас крупные зарубежные компании уже не устраивает роль только лишь технических консультантов в проекте.
Кроме того, российские власти так и не предоставили четких гарантий налоговых послаблений разработчикам проекта, без которых, по мнению акционеров, разработка Штокмановского месторождения становится экономически невыгодной.
Интерес к Штокману у иностранных компаний ослаб еще и потому, что в последние годы цены на газ, особенно на европейском рынке, упали. Потребление газа снижается из-за спада промышленного производства. Более того, США освоили добычу сланцевого газа, в результате чего многие экспортеры СПГ, которые раньше продавали часть своего газа в США, стали поставлять больше  сжиженного газа в Западную Европу. Соответственно возникает проблема обеспечения рынка сбыта СПГ со Штокмана.
Таким образом, сейчас Штокмановский проект выглядит куда менее выгодным, чем 5 лет назад, и потому акционеры проекта переоценивают его перспективы и условия своего участия в проекте.
Что касается исключительно компании Statoil, в Норвегии в последние два года было открыто несколько перспективных газовых месторождений и соответственно прогнозы добычи газа в стране улучшились. Поэтому норвежская компания, оценивая перспективы Штокмана, хотела бы получать от этого проекта гораздо больше, чем собирался ей предоставить «Газпром».
Statoil потратила на проект около $335 млн. Основное преимущество, которое получила Statoil, - это опыт и развитие технологий. На Штокмане были проведены комплексные инженерные изыскания и исследования, проведена экспертиза морских объектов.
Также плюсом является развитие сотрудничества с российскими компаниями. Известно, что Statoil  в альянсе с российской компанией «ЛУКОЙЛ» будет участвовать в тендере на разработку участков шельфа Норвегии, запасы которых достаточно перспективны.
Сам по себе выход Statoil из проекта по разработке Штокмановского месторождения не повлияет на его реализацию. По неофициальным данным новым партнером «Газпрома» в проекте по разработке Штокмана вместо норвежской Statoil может стать голландская Shell. Однако сроки реализации проекта вновь могут быть отложены, так как «Газпрому» понадобится время для поиска нового партнера и подписания нового акционерного соглашения, условия которого возможно будут отличаться от прежних. Согласование новых условий вновь может затянуться, если «Газпром» не захочет пойти на уступки иностранным партнерам, а также если правительство РФ не захочет предоставить налоговые льготы разработчикам Штокмана.
Не думаю, что подписание договора о разграничении морских пространств было ошибкой. Согласно этому документу был прекращен 30-летний мораторий на разработку нефтегазовых месторождений арктического шельфа на территории 175 тыс кв м. Таким образом, договор позволил обеим сторонам добывать углеводороды на спорных участках и позволил развивать сотрудничество России с иностранными компаниями.
Российским компаниям на тот момент, впрочем, как и сейчас, не хватало технологий для разработки подобных месторождений, а у иностранных партнеров эти технологии есть.
Думаю, что ошибка российского правительства – не в заключении договора с Норвегией в 2010 году, а в том что государство не смогло проявить более гибкой политики в отношении разработчиков шельфа, а госкомпании не смогли предоставить приемлемые условия для иностранных партнеров.
 
Наталья Поскребышева, аналитик ИФК "МЕТРОПОЛЬ": 
Причиной выхода Statoil из проекта освоения Штокмановского месторождения стали постоянные изменения бизнес-модели проекта, перенос сроков запуска, рост затрат, долгое согласование налоговых льгот. При этом Statoil от участия в проекте за два года видимых преимуществ не получила.
Я думаю, выход Statoil из проекта на его дальнейшую реализацию не окажет какого-либо влияния. Интерес к проекту уже высказывала Shell, которая вполне может заменить Statoil. У нее есть история сотрудничества с «Газпромом» и необходимый опыт.
Помимо этого, учитывая падение спроса на газ в связи с кризисом, в реализации такого сложного проекта, как Штокман, в сжатые сроки нет необходимости.
 
Богдан Зыков, эксперт ФГ БКС:
Хотя формально у Statoil одна причина для выхода из проекта – истечение срока акционерного соглашения, реальных факторов, повлиявших на решение компании, на наш взгляд, три.
Во-первых, в Норвегии буквально за последние пару лет был открыт ряд перспективных газовых месторождений. На их фоне перспективы сложного освоения Штокмановского месторождения с точки зрения норвежцев выглядят уже далеко не так привлекательно, как 4-5 лет назад.
Во-вторых, российская сторона так и не предоставила четких гарантий налоговых послаблений разработчикам проекта, а без них разработка месторождения становится экономически невыгодной.
В-третьих, в последние годы цены на газ, особенно на европейском рынке, снизились (так как потребление топлива падает из-за замедления темпов роста промышленного производства), а стоимость разработки месторождений в высоких широтах, наоборот, значительно выросла.
Конечно, выход Statoil из крупнейшего газового проекта делает перспективы его реализации менее определенными. Экономически выгодным проект может сделать лишь снижение себестоимости добычи и транспортировки сырья, но как этого достичь в условиях, когда эти потенциальные затраты наоборот растут, пока неясно.
Тем не менее, потенциал Штокмана таков, что можно с большой долей уверенности говорить, что даже если Statoil не вернется в проект, «Газпром» найдет партнера по освоению месторождения. Правда, сроки реализации проекта в любом случае будут корректироваться в сторону увеличения.
 
Михаил Корчемкин, гендиректор East European Gas Analysis:
С точки зрения газового баланса освоение Штокмановского месторождения понадобится через 10-15 лет.
В последние годы в мире появилось много других, более выгодных, чем Штокман, газовых проектов. Это стало причиной выхода Statoil из проекта.
Однако и Россия, и Норвегия только выиграли от соглашения между Statoil и Газпромом. Оно в свое время ускорило подписание между двумя странами договора "О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане".
 






О проекте Размещение рекламы на портале Баннеры и логотипы "Energyland.info"
Яндекс цитирования         Яндекс.Метрика