Энергаз2

Экспертное мнение

Российско-украинский энергетический конфликт: кто прав и что делать?

10.02.2012


У Москвы и Киева есть год, чтобы выстроить газовые отношения. Если Россия начинает строительство Южного потока, а это может произойти в декабре этого года, то переговоры с Украиной можно заканчивать, потому что они теряют свой смысл. У России есть контракт до 2019 года. Если мы в конце этого года начинаем строить трубу, то за 7 лет уложиться можно.

 

Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергобезопасности:
У Москвы и Киева есть год, чтобы выстроить газовые отношения. Если Россия начинает строительство Южного потока, а это может произойти в декабре этого года, то переговоры с Украиной можно заканчивать, потому что они теряют свой смысл. У России есть контракт до 2019 года. Если мы в конце этого года начинаем строить трубу, то за 7 лет уложиться можно.
Украина при этом не получит никаких уступок и скидок, а в 2019 году никакого продления не будет, потому что она нам будет больше не нужна. Как заметил глава "Газпрома" Алексей Миллер, украинцы потом могут сдавать свою трубу хоть в музей, хоть куда. Я думаю, что России надо принимать стратегическое решение.
Это один сценарий. Для Украины в этом случае возможно и банкротство Нафтогаза, и вообще развал экономики. Я считаю, что 2012 год – это крайний срок.
Второй сценарий – если договор с Украиной будет – Россия способна пересмотреть проект "Южного потока", изменить его объемы. Украине в этом случае будет предоставлена скидка на газ. "Газпром" об этом прямо говорит. Причем не просто скидка, а будет произведен переход на внутрироссийские газовые цены. Это даже будет ниже, чем те хотелки, которые есть сейчас у Украины, когда она говорит про газ в 220-240 долларов. То есть цена будет ниже 200 долларов, а значит сложится ситуация, когда выигрывают все. Россия сможет сэкономить на Южном потоке. Киев получит газ в полном объеме по низким ценам и сохранит себя как транзитная страна, и возможно даже сможет продлить договора, чтобы Украина могла зафиксировать транзит.
Пока украинская труба нам нужна - Южный поток еще не построен, а Северного потока для замены Украины не хватит.
В сумме Южный и Северный поток – это почти столько, сколько мы прокачали через Украину в 2008 году. Если бы у нас уже был Южный поток и Северный с обеими нитками, то Украину мы бы просто выкинули из транзита.
Но Южного потока у нас пока нет, и его еще даже не начали строить. А Северный поток и его вторая нитка будут достроены через год. Чтобы заработали четыре нитки Южного потока, нужно 7-8 лет, в течение которых Украина нам будет нужна.
 
Юрий Корольчук, эксперт украинского Института энергетических исследований:
Украине необходимо провести аудит ГТС. Мои оценки и оценки моих коллег являются субъективными и могут только приблизительно очертить стоимость ГТС.
Давайте возьмем ГТС Белоруссии, которая обошлась России в 5 млрд долларов. Магистральные газопроводы в Украине в девять раз длиннее чем белорусские, количество компрессорных станций в 14 раз больше, газораспределительных станций больше в шесть раз, газоизмерительных станций - в три раза больше, чем в Белоруссии. Параметры украинской и белорусской ГТС похожи - они были построены примерно в одно время. Да и качает украинская ГТС в год 100 млрд куб. м газа в ЕС. А Белоруссия только 25 млрд куб. м.
Сравнение только количественных технических показателей ГТС Украины и Беларуси позволяет сказать, что украинская «труба» должна стоить как минимум в десять раз больше, чем белорусская - 50 млрд долл. Такой может быть стоимость без учета подземных хранилищ газа, объема транзита российского топлива в ЕС и значения ГТС для стабильных поставок газа в ЕС.
Подземные хранилища Украины - это вообще отдельная тема. В середине 1990-х гг. аудиторская компания Arthur D. Little (США) оценила Бильче-Волицкое хранилище (можно хранить 17 млрд куб. м газа) в 10 млрд долл. Стоимость всех тринадцати подземных газохранилищ Украины, в которых хранится 31 миллиард кубометров топлива, может стоить 40-50 млрд долл.
Если соединить все эти факторы - систему магистральных газопроводов, подземные хранилища газа и их стратегическое значение для поставок российского газа в ЕС, то ГТС должна стоить не менее 100 миллиардов долларов, и это только стартовая цена.
Можно пойти другим путем и сравнить стоимость газопроводов в Украине и ЕС. В 2010-2011 гг. итальянская ENI продала свои доли в газопроводах TAG (Trans Austria Gas) - 89%, TENP (Trans Europa Naturgas Pipeline) - 49% и Transitgas - 46%, которые поставляют газ с севера Европы. В июне 2011 года ENI продала долю в TAG, который поставляет российский газ в Италию, за 483 миллионов евро, а потом ENI продала Бельгии доли в газопроводах Германии - TENP - и Швейцарии - Transitgas - за 930 000 000 евро.
Если учесть небольшую протяженность упомянутых газопроводов, суммарно - до 700 километров (что пропорционально принадлежит ENI), то в среднем каждый километр магистрального европейского газопровода стоил 3 млн долл.
Украинская ГТС - это 22 тысяч километров магистральных газопроводов. Так, только на «трубах» Украина может заработать более 60 млрд долл. Маленькие европейские газопроводы не идут ни в какое сравнение с крупными украинскими системами, которые гарантируют поставки 70% российского газа в ЕС, то цена ГТС - магистральных газопроводов и ПХГ – должна составлять не менее 100 млрд долл.
 
Александр Тодийчук, президент Киевского международного энергетического клуба «Q-Club»:
Первое, что сейчас делает Украина для диверсификации источников энергии, это создает альтернативу существующей инфраструктуре. Пока инфраструктура ориентирована только на импортирование газа с территории России. В качестве диверсификационных проектов рассматривается создание терминала СПГ, «трубные» проекты. Последние предусматривают использование высвобождащихся коммуникаций (а высвободиться они могут из-за продекларированного Россией снижения прокачки через Украину) в реверсивном режиме для поставок со спотового рынка ЕС – в Украину. Этот проект осуществим, что было доказано во время второй «газовой войны» 2009 года, когда газ подавался в таком реверсивном режиме из подземных источников по временной схеме. Для реализации проекта в постоянном режиме требуются не слишком большие инвестиции.
Кроме того, альтернативой российскому газу является уголь. В Украине происходит увеличение производства угля: на уголь уже перешли металлургические предприятия и предприятия по выпуску цемента. Химическая промышленность ищет замену газа, чтобы выпускать удобрения.
Активно идет работа над проектами по производству топлива из биомассы.
Рассматривается вариант с альтернативной энергетикой: строятся солнечные и ветровые станции. Только за последние 2 года в Крыму была построена одна из самых больших солнечных станций в Европе. Приазовские ветропарки входят в десятку крупнейших в Европе.
Таким образом, не так страшен черт, как его малюют. Если раньше все эти варианты считались экзотическими, то сейчас над ними задумываются всерьез. Кроме того, важным ресурсом является энергоэффективность. Необходимо уменьшить потребление газа, в том числе, через утепление зданий. Это длительный процесс, но результативный.
Реальной выглядит перспектива увеличить на 50% собственную добычу газа – с 20 до 30 млрд кубометров в год.
Можно в качестве альтернативного источника топлива использовать метан из угольных пластов, есть такая мировая практика. Здесь у Донбасса большие резервы.
Важно, что высокая цена российского газа сейчас мотивирует на развитие альтернативных проектов. Если раньше были аномально низкие цены на газ, то прочие возможности получения топлива казались слишком дорогостоящими. Сейчас газ стал значительно дороже на рынке Восточной Европы, поэтому все проекты становятся конкурентоспособными. Вспомним недавнее предложение Норвегии поставлять газ в Украину – раньше цена норвежского газа казалась слишком высока, а сейчас на фоне дорогого российского стоимость норвежского топлива выглядит вполне привлекательной.
 






О проекте Размещение рекламы на портале Баннеры и логотипы "Energyland.info"
Яндекс цитирования         Яндекс.Метрика