Энергаз2

Экспертное мнение

Что будет с тарифами после критики премьера?

28.12.2011


В начале прошлой недели популярная в этом году тема чрезмерно высоких цен на электроэнергию и необоснованных доходов энергетиков получила новое развитие.

Владимир Путин провел знаковое совещание правительственной комиссии по развитию электроэнергетики на Саяно-Шушенской ГЭС,  где наряду с подведением итогов по рекордным в истории новой России вводам в строй  генерирующих мощностей и традиционными поздравлениями в канун Дня энергетика, обрушился с  уничижительной критикой на топ-менеджмент  энергокомпаний страны. Ситуацию анализирует Алексей Преснов, независимый эксперт.

- Критика была на редкость персональной и в основном в связи со вскрытыми коррупционными схемами ведёния бизнеса.  Прямо на совещании, проводившемся  в духе старых добрых партхозактивов,   Путин зачитывал фамилии хорошо  известных в отрасли  руководителей крупных компаний и инфраструктурных организаций, которые,  судя по подготовленной премьеру  справке, оказались либо напрямую замешаны в коррупционных сделках с аффилированными компаниями, либо вступили в  конфликт интересов между принадлежащим им  бизнесом и организациями, где они являются топ-менеджерами. Говоря о  масштабной коррупции, называя колоссальные  размеры средств, уходящих в офшоры с энергетического рынка страны, Путин недвусмысленно давал понять, что эта проблема и есть одна из основных причин необоснованного роста цен на электроэнергию в последнее время. Говоря о принятых срочных мерах по ограничению доходов сбытовых и сетевых компаний, премьер упрекнул Минэнерго и другие профильные ведомства  в том, что они до сих пор не завершили реформирование отрасли в розничном сегменте рынка, указал на необходимость более качественного территориального планирования на местах, чтобы энергетика в регионах развивалась более сбалансировано в соответствии с реальными, а не надуманными потребностями экономики. В заключении показательного разноса, устроенного  "капитанам" энергетики, Путин заявил, что очень огорчен тем, что проверки по фактам коррупции  были инициированы не самими курирующими отрасль  ведомствами,  а по многочисленным жалобам предпринимателей и граждан, то есть потребителей.

 О том, что думают по поводу  последнего выступления В. В. Путина сами   энергетики, мы попросили  поделиться  мнением Алексея Преснова, члена Совета директоров ОАО "Колэнергосбыт", председателя Редакционного совета информационного Агенства Норд - ньюс и еженедельника "Полярная Правда".

- Алексей Викторович, каковы ваши впечатления? Вы согласны с жесткой критикой премьера коррупционных схем  в энергетике  в последнее время?

- Впечатление от выступления премьера двоякое. С одной стороны Путин озвучил  то, что  хорошо известно и у нас в энергетическом сообществе и в сообществе потребителей - наша постреформенная электроэнергетика тяжело больна.  Больна она, прежде всего,  монополизмом, являющимся главным рассадником  зон, того, что стыдливо называется "конфликтом интересов",  а по–существу, в стандартах ведения бизнеса в Европе и Америке, является коррупцией.  Монополизм же является  одновременно катализатором неоправданного роста цен. Именно  всепроникающий монополизм, тотальная вертикализация управленческих процессов, выхолащивание всякой ответственности на местах ведут к тому, что в отрасли безудержно растут издержки, а многие  топ-менеждеры занимаются бизнесом на стороне, связанным с подрядами управляемых  ими компаний,  поскольку ощущают себя временщиками и винтиками в системе, работающей без ясных долгосрочных перспектив. Все понимают, что это ненадолго, что экономика страны гнется под ценовым прессом энергетики, но продолжают, что называется «доить» потребителей, которым в условиях монополизма просто некуда деваться. Серьезно больна энергетика и непрофессионализмом - на ключевых постах во многих крупнейших и не очень компаниях вы найдете кого угодно, кроме инженеров–энергетиков  и профильных экономистов, закончивших соответствующие  вузы и имеющих опыт практической работы на предприятиях. Зато полно корпоративных юристов и экономистов мирового рынка, а также математиков и банкиров. Встречаются, правда, и историки с политологическим уклоном, а также многочисленные выходцы из спецслужб. Отсюда крен в сторону чрезмерных увлечений всяческими сложными финансовыми  и юридическими схемами развития компаний, в том числе офшорами, масштабного пиара в ущерб  реальной работе,  построению всяческих сложных для восприятия математических моделей формирования цен и функционирования рынка. Многие  высокопоставленные менеджеры крупных энергокорпораций, особенно государственных, с которыми  мне приходилось сталкиваться, с трудом вообще представляют, чем они управляют, не понимают азов режимов  работы энергосистемы. Не понимают разницы между активной и реактивной мощностью и нагрузкой, не знают основные  параметры работы оборудования, пределы регулирования блоков и многое другое, что должны бы знать. Но они принимают решения, пишут стратегии, подписывают договоры, выбирают подрядчиков и представляют интересы своих компаний в органах управления отраслью. Вся их энергия, еще со времен РАО ЕЭС России уходила и уходит  на то, чтобы  создавать крайне сложные и запутанные модели функционирования рынка и поддерживать их в таком состоянии, для того чтобы продолжать  ими  безраздельно управлять, несмотря на их  очевидные  изъяны и неустранимые противоречия.  А это, в свою очередь,  неизбежно рождает вокруг некие фирмы и фирмочки, которые постоянно  что-то разъясняют, чему-то учат, чем- то торгуют. Но  такой бизнес хотя бы требует интеллектуальных знаний в области экономики и математики и в какой-то степени полезен тем, что повышает уровень рыночных знаний сообщества. Еще более примитивный способ делать деньги рядом с основным местом работы, накручивая издержки в электроэнергетике - это тотальный  аутсорсинг  регламентных,  ремонтных и всяческих иных  работ на станциях и в сетях при помощи аффилированных компаний.  Вспомним, кто ремонтировал оборудование на той же Саяно-Шушенской ГЭС перед аварией 2009 года? С введением 94 го закона и аналогичных процедур на предприятиях с госучастием, отдавать подряды своим стало чуть сложнее, но не очень:  прописываются такие условия, например, по обеспечению заявок, что выиграть могут только «свои» или «друзья». "Врагов" там точно не бывает. 

Этим «болезням» подвержены все сегменты отрасли, но особенно это процветает в сетях ФСК и  МРСК, поскольку именно там существует большой объем работ не подпадающий под какой- либо внешний контроль. А в порочной системе корпоративной организации МРСК, (да и ФСК), созданной за последние несколько лет, когда  филиалы в регионах превращены в «огороды» по сбору тарифной выручки, с не имеющими никаких прав директорами - сторожами,  схемы по выкачиванию денег на ремонтах и технической эксплуатации сетей и, конечно же освоению инвестпрограмм, стали основным источником доходов для множества  топ-менеджеров. Путин говорил на совещании об этом, и то, что это было сказано на всю страну на таком уровне, конечно же, уже хорошо.

У нас ведь как выстроено в последние годы: все всё знают, но пока «барин» об этом не заявил в слух, делают вид, что ничего не происходит. Ну что мы не знали год назад про то, что конкурентный  рынок реально не работает ни на опте,  ни тем более в рознице? Что сети со своим RABом взвинчивают тарифы до небес? Что при существующей системе ценообразования вся перекрестка ложится в тариф на низком и среднем напряжении и вкупе с применяемым низким  диапазоном ЧЧИМ  цена для малого и среднего бизнеса улетит за 4 рубля за кВтч? Что все эти оплаты за мощность через  виртуальные КОМы и ДПМы и ВРы в генерации, которые они сами толком  объяснить не могут, но требуют от сбытов собрать с потребителей  в полном объеме,   отправят нас всех, в конце концов,  в реальную "кому"?  Знали, конечно. Это может МЭР не знал во главе с Набиулинной, и потому давал год назад смешные прогнозы по росту цен на электроэнергию, а мы – то, энергетики, знали. Но ничего не делали ни в плане повышения конкуренции, ни в плане сокращения издержек. Ждали пока "доктор" придет.  Вот он и пришел. Вначале Медведев в марте пришел на Госсовете, и соответственно в мае доходы и генераторов и сетей и сбытов обрезали под «самый  прогноз» Набиулинной. Но дышать вроде было еще можно и все вместо того чтобы всерьез заняться моделью такого рынка, который убивает экономику, немного поговорили в начале лета на эту тему и опять голову в песок, тыл наружу,  авось пронесет. Но не пронесло. По осени под выборы пришел еще один «доктор» и придумал, как «обрезать»,  а вернее «не давать» с 1 января 2012 года, несмотря на то, что все остальное, на чем энергетика держится - и прежде всего топливо - вырастет. Ну, а в ноябре уже "убили" гарантирующих поставщиков, как бизнес,по крайней мере, в том виде, который они представляют из себя сегодня: монопольный денежный  насос по перекачке средств от потребителей в энергетику с дырками от ушедших на опт крупных потребителей.   И Путин на правительственной комиссии  просто объяснил всем публично,  как у нас все  в электроэнергетике плохо, подвел итог. И это  закономерный результат. Ответ на страусиную позицию сообщества, его нежелание что-то менять, несмотря на очевидный тупик в развитии реформы.  В этом смысле выступление Путина - это хорошо, поскольку  после него все, кто надеялся отсидеться, поняли - так жить нельзя.

- А что плохо?

- Плохо то, что Путин не сказал, что  его правительство к тому, что  в отрасли плохо, тоже имеет самое непосредственное отношение. Потому что именно оно создавало условия для монополизма  и вертикализации управления. Потому что оно, по существу, превратило НП «Совет рынка» в придаток профильных министерств и ведомств, задушило дискуссию, зарегулировало все что можно и нельзя в профессиональных  партнерствах, напрочь отбило охоту выступать с какими- то инициативами, не приняло в 2010 году  неплохую модель розничного рынка, подготовленную сообществом после широкого обсуждения,  фактически отстранило его  от участия  в реформе.  Инициатива с мест в лучшем случае игнорировалась. Посмотрите, как у нас проходят последние годы годовые собрания Совета рынка? Есть вопросы? Нет вопросов. Нет выбора  при выборах в  Наблюдательный совет. Наблюдательный совет вместо разработки стратегии, завален рутинными вопросами, штампует сотни решений по регламентам,  подготовленных в аппарате.  Там настолько всего много и все настолько запутано, что просто физически трудно уследить, прочитать, а уж тем более разобраться и осознанно проголосовать. Кто бывал на заседаниях Набсовета, знает о чем я говорю. И все вроде бы заняты. Всё всех устраивает. Правительство отодвинуло рынок от решения его  реальных проблем,  и рынок тут же  занялся решением придуманных проблем, изобретая  все новые и новые, чтобы было чем заняться и оправдывать свое отнюдь небедное существование. А между тем жизнь течет своим чередом и  реальные проблемы,  несмотря на то, что их отправили в «игнор», что называется, вылезли в полный рост и ударили обухом по голове. «Барин» приехал и рассудил. К сожалению, «барин» рассуждает тоже не совсем в ту сторону, куда надо, на мой взгляд. Смотрите, после принятия 877 -го постановления правительства, отменяющего ЧЧИМ и прочие "нетрудовые доходы" сбытов на рознице,  относительно небольшие   компании уже  взяли уверенный курс  на  банкротство. Минэнерго страны  озаботилось проблемой и вот уже премьер- министр говорит на совещании в Хакасии, что он согласен с предложениями по созданию  «единого гарантирующего поставщика на федеральном уровне», который должен будет "подхватить" проблемные сбыты. Ну, то есть делаем одно антирыночное действие – уничтожаем полностью рыночную мотивацию сбытов, (чтобы решить проблему высоких цен, порожденную, на самом деле, монополизмом), получаем новую проблему – вероятное массовое банкротство сбытов и последующий коллапс системы платежей - и решаем ее с помощью еще более антирыночного и монополистического по своей природе действия – создаем монополию уже на федеральном уровне!  Еще там придумали  для поддержания денежных потоков на опт одновременно организовать «расчетно-кассовые» центры, через которые все будут осуществлять платежи на розничном рынке.  Эти центры должны будут заняться модным ныне  «расщеплением» платежей потребителей в адрес генераторов, сетей и сбытов. По аналогии  как в ЖКХ – деньги жителей не на счет УК, а в некие специальные расчетные центры.  То есть сбыты превратятся  в этом случае в коллекторские агентства, бегающие за потребителями с палкой за сбытовую надбавку в 1,5-3%. Но отвечать за дебиторскую задолженность на рознице они при этом продолжат. Правда обычно коллекторы работают за 10- 15%. За 7% работают приставы, и их практические результаты, все, кто с этим сталкивался, прекрасно знают.

 Такие вот схемы урегулирования грядущих проблем на розничном энергорынке рисуют себе мечтатели из правительства. Думаю, что в таком случае,  очень скоро придется им самим организовывать всероссийскую службу по  бегам за потребителями, а бывшие   сбыты  превратятся в аналог Почты России или в подобие  филиалов известной федеральной компании, занимающейся казначейскими функциями под видом якобы сбытовой деятельности. Я думаю, что такие схемы в рыночной экономике нежизнеспособны в принципе.

- А какова, по вашему мнению, альтернатива такой политике? Ведь  то, что происходит в энергетике сегодня, не может продолжаться?

- Альтернатива известна. Эксперты  с разной степенью радикальности ее неоднократно озвучивали. Я считаю, что реформе в отрасли нужна полная перезагрузка. Не косметические меры, не обещания все проанализировать, исправить и написать новые правила к 20 марта, там или 20 апреля. Нужен новый подход, новая широкая дискуссия и простая, ясная и самое главное по-настоящему конкурентная  совершенно новая модель электроэнергетического  рынка, готовая к запуску  к  осени следующего года. Одновременно нужно сесть и за модели рынка теплоснабжения и   ЖКХ, они теснейшим образом связаны с рынком электроэнергии и должны реформироваться синхронно. Для того чтобы это делать нужны новые люди и новые лица, в том числе должны быть услышаны мнения профессионалов–энергетиков, которые в реформе Чубайса по большому счету не участвовали.  Время еще есть, многие наработки и идеи уже готовы, нужна лишь воля и прежде всего на правительственном уровне.  В любом случае рано или поздно это произойдет, рынок будет таким, каким он и должен быть – устойчивым, самодостаточным, конкурентным и прозрачным. Нам, энергетикам, хотелось бы, чтобы это произошло уже в наступающем году. Именно этого я бы нам всем и пожелал в Новом Году!






О проекте Размещение рекламы на портале Баннеры и логотипы "Energyland.info"
Яндекс цитирования         Яндекс.Метрика