Энергаз2
Аналитика - Актуальный вопрос

Об итогах заседания Комитета по энергетике Госдумы РФ


17.02.10 15:03
Об итогах заседания Комитета по энергетике Госдумы РФ Состоявшиеся в Комитете по энергетике Госдумы РФ слушания «Об итогах функционирования оптового и розничного рынков электрической энергии (мощности) в 2009 году и задачах на 2010 год» вызвали активный интерес специалистов энергетического сообщества. Но оставили открытыми спорные вопросы для энергосбытовых компаний.

В слушаниях 12 февраля 2010 г. впервые принял участие недавно назначенный заместитель министра энергетики Андрей Шишкин, который, наряду с председателем правления НП «Совет рынка» Дмитрием Пономаревым, отчитался перед депутатами о том, как работала отрасль в непростом кризисном для страны 2009 году, и рассказал о планах министерства и рыночного сообщества на 2010 год.
Корреспондент EnergyLand.info попросил прокомментировать итоги комитета  одного из участников заседания,  Алексея Преснова, генерального директора компании «КРЭС-Альянс», занимающейся консалтингом в электроэнергетике и вопросами стратегического управления двух ведущих поставщиков электроэнергии в Мурманской области (Преснов является председателем совета директоров ОАО «Колэнергосбыт» и ООО «КРЭС»).
«Действительно, вопрос повестки заседания Комитета Госдумы по энергетике «Об итогах функционирования оптового и розничного рынков электрической энергии (мощности) в 2009 году и задачах на 2010 год» вызвал наибольший интерес. Электроэнергетика по-прежнему реформируется, а тарифы и цены касаются всех и каждого, и в этом смысле электроэнергия сегодня, бесспорно – самый жизненно необходимый и востребованный товар», - говорит он. - Поскольку 2010 год официально является завершающим для реформирования электроэнергетики – отрасль, наконец-то, должна заработать в «стационарном» режиме – задачи перед профильными ведомствами и рыночным сообществом стоят колоссальные. С другой стороны, 2009 год был для электроэнергетики страны также крайне сложным по многим причинам и обстоятельствам: это и авария на Саяно-Шушенской ГЭС, и небывалый рост цен на электроэнергию для широкого круга потребителей, связанный с проблемами модели трансляции цен оптового рынка в условиях кризисного снижения прогнозного потребления. На заседании было еще раз подчеркнуто, что главным негативным итогом работы рынка электроэнергии и мощности в прошедшем году, стал резкий рост задолженности в оптовом и розничном сегментах рынка. Накопленная задолженность за электроэнергию на опте на начало 2010 года составила 29,9 млрд. руб. (рост на 12,6 млрд руб. – более чем на 40%), на рознице по оптимистическим оценкам – 74,4 млрд руб., (рост на 26,6 млрд руб. – более чем на 35%). Цифры колоссальные! К примеру, оценка стоимости восстановления работоспособности Саяно-Шушенской ГЭС, авария на которой наглядно продемонстрировала уязвимость нашей «большой электроэнергетики», составила около 40 млрд. руб. Абсолютно ясно, что дефицит денежных средств в отрасли в таких объемах должен влиять на ее нормальное функционирование, прежде всего, в части выполнения ремонтов основного оборудования электростанций и сетевой инфраструктуры, и это не может не вызывать тревогу», говорит Алексей Преснов.
В таких условиях и депутаты, и специалисты пристально следят за каждым словом и шагом людей, определяющих политику в отрасли, а то, что сегодня это – Дмитрий Пономарев и Андрей Шишкин, ни у кого сомнений не вызывает.
«Шишкин и Пономарев, довольно подробно осветили итоги 2009 года и рассказали о планах на текущий год. Отвечая на вопросы депутатов, сформулированные в меру их понимания проблем отрасли, выступающие выглядели довольно уверенно, рассказывали о предлагаемом комплексе мер по полной ликвидации текущей задолженности на рынке уже в этом году с тем, чтобы потом каким-то образом решать вопрос ранее накопленной просроченной задолженности. В основном эти меры повторяют известный специалистам ноябрьский План Синюгина, названный по фамилии предшественника Андрея Шишкина на посту заместителя министра энергетики. Там много дельных предложений, в частности, по усилению борьбы с неплательщиками на розничном рынке, но есть и много неясного и откровенно оторванного от реалий. Мне уже приходилось этот план критиковать в части финансовых гарантий на оптовом рынке со стороны сбытовых компаний, для которых такие гарантии – это не что иное, как замороженные средства. Отрадно, что на этом заседании Дмитрий Пономарев озвучил мои опасения ровно с этих же позиций, приведя в пример ОАО «Мосэнергосбыт», с учётом объемов покупки которого суммы таких гарантий составляют астрономическую величину», -  заметил Преснов и одновременно посетовал:  
«В то же время, отвечая на выступление генерального директора ОАО «Мосэнергосбыт» Петра Синютина и вопросы депутатов, вновь поднявших тему необходимости обеспечения доступа гарантирующего поставщика к обслуживанию населения без «посредничества» исполнителей коммунальных услуг, Андрей Шишкин подтвердил позицию министерства энергетики в поддержку внесения этих изменений в законодательство по ЖКХ, оставив без внимания проблему потерь во внутридомовых сетях. Вообще, в этой части доклада заместитель министра несколько раз резал слух подзабытым термином времен РАО ЕЭС «перепродавцы», и относился он в широком смысле к исполнителям коммунальных услуг и прочим покупателям электроэнергии для нужд населения, создающим трудности с расчетами на рознице и являющимся одной из причин роста неплатежей. При этом утверждается, что само население, якобы, платит в объёме 98%. Наверное, в этом есть немалая доля истины, наверное, население так и платит в Москве или в Тюмени, но все-таки называть всех исполнителей коммунальных услуг перепродавцами и основной причиной неплатежей на рознице, на мой взгляд, некорректно».
Сегодня, по законодательству, исполнители коммунальных услуг в многоквартирных домах покупают электроэнергию в виде ресурса для того, чтобы затем продать жителям услугу электроснабжения, которая включает в себя как стоимость ресурса по счетчику в квартире (без каких-либо накруток со стороны исполнителей), так и обслуживание внутридомовых электрических сетей. Поэтому перепродавцами электроэнергии они, конечно, в обычном смысле этого слова не являются.
«Более того, именно на них возложена задача сбора средств за электроэнергию и распределения общедомового потребления между жильцами – функция, за которую они должны вообще-то получать плату по договору управления, но, как правило, этого не происходит», - подтверждает Алексей Преснов. -  Если допустить энергосбытовые компании к прямым расчетам с населением (а вернее, оставить в той же Москве все как есть), то тогда надо понимать, что завтра этого же потребуют и другие ресурсоснабжающие предприятия, а исполнители коммунальных услуг останутся только с «конструктивом», по выражению Андрея Шишкина. То есть с мусором, подъездами, ремонтами кровли и т.д. А кто будет обслуживать внутридомовые сети? Если исполнители, тогда им нужен тариф и расчеты за передачу со смежными сетями по «котлу», а значит, в перспективе – RAB-метод расчетов со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но тогда возникает еще один непраздный вопрос: кому должны принадлежать внутридомовые сети? Жильцам, как собственникам общедомового имущества? Но каков их интерес, как собственников имущества, в установлении справедливого тарифа на передачу, рассчитанного по тому же RAB-методу, если они и будут, в конце концов, оплачивать свои же «инвестиции» в ремонт внутридомовых сетей? И это относится не только к электросетям внутри домов. Если же тарифа нет, то тогда есть потери у сетей, по которым осуществляется внешнее электроснабжение дома, потому что точки поставки ресурса в случае «прямого» обслуживания населения гарантирующим поставщиком смещаются от общедомового счетчика на индивидуальные счетчики жильцов. Этот вопрос как-то постоянно замалчивается, и знаете, почему? Потому что и в Москве, и в ряде других регионов, внутригородские сети входят в крупные распределительные компании ОАО «МРСК-Холдинг», для которых потери во внутридомовых сетях, включая коммерческие недоплаты и воровство всяческих заведений на первых этажах и в подвалах – мелочь, по сравнению с объемами передачи по высоковольтным сетям, для которых у них и рассчитаны нормативы потерь. Другими словами, они теряют колоссальные, часто фатальные для небольших электросетевых компаний деньги на потерях в жилищном секторе городов и поселков и все равно укладываются в нормативы, заложенные в их тариф, а потому не замечают потерь. Всех все устраивает. Другое, правда, дело, что наши нормативы потерь выше среднеевропейских и американских в разы. Это небольшая беда, ведь срок их доведения до «европейского» уровня был недавно озвучен генеральным директором ОАО «МРСК-Холдинг» Николаем Швецом – 2030 год! Очевидно, что, согласно такой логике, время для решения проблем энергоэффективности наших домов еще не пришло, мы в состоянии выбрасывать на ветер миллиарды рублей по всей стране, даже не задумываясь об этом, но надо помнить, что, в конце концов, эти миллиарды рано или поздно оплачиваются потребителем через конечную цену электроэнергии.
Обсуждение в Госдуме, на мой взгляд, так и не затронуло глубинных причин резкого роста задолженности на рынке в 2009 году, а без анализа причин лечение болезни всегда, по большей части, является симптоматическим. Именно в этом ключе докладчиками были представлены меры по ликвидации проблемы задолженности. В качестве одного из основных достижений 2009 года было названо принятие Постановлений Правительства № 785 и № 816 о совершенствовании расчетов на розничном рынке и порядке ограничений электроснабжения при неплатежах. И тут же диссонансом прозвучало выступление главы ОАО «Мосэнергосбыт» Петра Синютина, который совершенно справедливо отметил, что Постановление № 816 о синхронизации платежей потребителей на рознице с платежами ГП на опт было принято без надлежащей проработки и учета мнения сбытовиков. Ведь введение обязательных трех платежей для коммерческих и бюджетных потребителей в разы увеличивает затраты сбытовых компаний на выставление счетов и учет поступающих платежей. При этом иногда эти затраты просто неоправданны экономически, например, в отношении небольших внутригородских потребителей. Промежуточные платежи потребителей в адрес сбытов без выставления счетов и учета поступивших денежных средств не имеют смысла, так как в случае их отсутствия, сбыт никак не может их проконтролировать и надлежащим юридическим образом востребовать. По сути, не увеличивая свои затраты, мы можем только рассчитывать на добрую волю и законопослушность со стороны потребителей, вдруг начавших платить нам три раза в месяц вместо одного. Но с этим у нас в стране, как известно, проблемы.
Кроме того, с одной стороны, о новых постановлениях среди массовых коммерческих потребителей – «мелкомоторки» – мало кто слышал, и сбыты вначале должны провести колоссальную информационную работу по их доведению до широкой публики. С другой стороны, бюджетники, которые обязаны все знать и слышать, уже получили разъяснение Минфина РФ, которое считает, что они «вправе», а не обязаны заключать такие договоры, но объемы предоплат  должны составлять не более 30%, вместо 70% по Постановлению Правительства РФ № 816. В условиях отсутствия поддержки со стороны прокуратуры и судов (мягко говоря) эти меры в основном превращаются в декларации. Если предлагаемые в плане Минэнерго и Совета Рынка меры по ужесточению борьбы с неплательщиками, в частности, поправки в Уголовный кодекс за бездоговорное потребление, введение предоплаты населения и др., будут реализовываться в таком же исполнении, то, как говорится, лучше бы и не начинать»
Хотя, конечно, хочешь, не хочешь, а начинать все равно придется. Отключение неплательщиков, включая население, независимо от их социальной, политической, экономической, половой, расовой или еще какой-либо принадлежности – единственная эффективная мера оперативной борьбы с неплатежами за электроэнергию во всех развитых странах. Потому как электроэнергия, как известно, нескладируемый товар: включил рубильник и потребление идет, а долги растут.
«В нашей стране такая система должна быть введена и поддерживаться всей мощью государственной машины в первую очередь: ведь именно у нас пока еще не сформированы инфраструктура по контролю кредитной истории для широкого круга потребителей, юридическая система наложения и безусловного взыскания долгов, присущие развитым экономикам. Вот здесь бы нам и брать с них пример, с той же Англии, где систематические неплательщики обслуживаются по самому высокому тарифу и вынуждены пользоваться предоплатными картами за электроэнергию, вставляемыми в электросчетчики. Пока же мы имеем ровно противоположную картину: у нас самое мягкое и неэффективное законодательство по отношению к неплательщикам за электроэнергию в Европе, особенно в отношении населения», считает Алексей Преснов.  
«Неплатежи на опте в приведенной в докладах статистике почти в три раза меньше, чем неплатежи на рознице, и это, по существу, означает, что именно на плечах энергосбытовых компаний держится отрасль. То есть сбыты, не имеющие значительных активов для залогов, умудряются как-то кредитоваться и поддерживать платежи на опт, в то время как на рознице положение в целом близко к критической отметке. Учитывая, что неплатежи на опте распределены примерно среди 8-10 компаний, а на рознице гораздо более равномерно по стране, положение сбытов становится еще более незавидным», считает он. – В то же время 2009 год оказался рекордным годом для генераторов и сетей по величине заработанных прибылей, по крайней мере, по РСБУ. Как и почему это произошло в кризисный год, на фоне снижения потребления электроэнергии в стране по официальной статистике, представленной в докладах, на 4,6% – вот вопрос, ответ на который в ходе обсуждений я не услышал. Между тем, мне кажется, что именно ответ на это вопрос и даст нам ключ к пониманию глубинных причин роста неплатежей, а значит, позволит лечить уже не только симптомы, но и причины болезни. И этот ответ, думаю, заключается в том, что действующая модель рынка в широком смысле себя уже изжила и, по большому счету, неработоспособна. Основное противоречие состоит в том, что потребители, оплачивая из своего кармана «весь банкет», не видят никакой пользы от рыночных преобразований в отрасли, по-прежнему, не имеют возможности выбора поставщика и напрочь отстранены от «рыночного» формирования цены на электроэнергию, которая к тому же растет. В качестве компенсации такого отношения к себе они не очень охотно и аккуратно платят, и в целом находят поддержку своим действиям в обществе, в том числе и политическую. Сбыты, разрываясь между обязательствами перед оптом и сетями и неплатежами потребителей, имея мотив оставаться на плаву ради чего угодно, но только не ради нормальной прозрачной хозяйственной деятельности, тоже недоплачивают на рынок, но, правда, уже гораздо скромнее, чем конечные потребители. Генераторы, «поставщики стола», играют мускулами, требуют продолжения «банкета», и не получая оплату вовремя, компенсируют свои желания задиранием цен на свободном рынке, которое трансформируется в огромные бумажные прибыли. Сети живут по принципу «а нам все равно, лишь бы банкет продолжался, мы не в рынке, мы – государственные, свое возьмем рано или поздно, через тариф или тот же RAB-метод, резко взвинчивая цены на услуги по передаче». ФСК этот процесс уже начала, увеличив свой тариф на 50%. Очередь за МРСК. Кстати, и некоторые сбыты тоже на эту государственную дорогу активно сворачивают, пропагандируя лозунг «назад в сети».
 Конечно, такая модель не является устойчивой и не отвечает требованиям сегодняшних взаимоотношений субъектов на рынке электроэнергии, а, значит, должна быть, как можно скорее изменена. Причем изменена не только как модель, но и как сама система управления и координации отраслью, включая и устаревшие механизмы управления рыночным сообществом, реализуемые сегодня в НП «Совет Рынка» через многочисленные формальные бюрократические регламенты, направленные отнюдь не на решение реальных проблем развивающегося рынка.
Основная проблема на розничном рынке – фактический монополизм ГП в регионах. В этом контексте оптимизм Игоря Кожуховского – руководителя Агентства по прогнозированию балансов в электроэнергетике о снижении доли рынка ГП на 4% за год и развитии конкуренции на рынке за счет выхода на опт крупных потребителей, озвученный на слушаниях в комитете по энергетике Госдумы, не меняет тревожную картину. На самом деле все еще хуже: на рынке существует не только монополизм ГП, но и невозможность их смены в рамках действующей нормативной базы без огромных потрясений и потерь для всех участников процесса электроснабжения. Этот вопрос поднимался депутатами на слушаниях, правда не совсем артикулировано, и в ответ мы услышали, как Минэнерго и Совет Рынка будут выбирать новых ГП по измененной процедуре, с применением системы «выкупа» накопленных предыдущим поставщиком долгов и рейтингов, дающих преимущество крупным (а потому, якобы, финансово устойчивым) сбытовым холдингам. Что касается «выкупа» долгов, то, учитывая их размер, это нереализуемая в нормальной бизнес-практике идея, и при внимательном рассмотрении это является не чем иным, как прикрытием для использования при выборе ГП крайне субъективной системы рейтингов компаний. Предложенные рейтинги не отражают ни эффективности компаний по общепринятым в мире критериям производительности труда, ни показателей насыщенности технологическими средствами для сбытовой деятельности, ни что–либо иного, что могло бы объективно дать оценку энергосбытовой компании. Они направлены на совершенно другое – передать статус ГП крупным межрегиональным структурам с тем, чтобы окончательно убить всяческие ростки здоровой конкуренции на розничных рынках в регионах и монополизировать его на вечные времена. В этой же логике принимаются всяческие решения о создании ведомственных сбытов якобы для обеспечения электроэнергией отдельных отраслей экономики и государственных функций по каким-то сниженным ценам. На самом деле за этим стоит желание определенных людей и бизнес групп получить в свое распоряжение очередной монопольный денежный поток и спокойно почивать на лаврах. Я, и не только я, уже не раз подробно критиковали подготовленный проект изменений в Постановления Правительства № 530 в части смены ГП, и надеюсь, что в том виде, в котором он был представлен, шансов на принятие у него немного. То обстоятельство, что пока наши отраслевые лидеры Дмитрий Пономарев и Андрей Шишкин не услышали критику этого проекта, печально, но надежда, что они изменят свою точку зрения есть. По крайней мере, проект изменений в Постановление № 530, насколько мне известно, пока не внесен в ведомства на согласование.
Уверен, решение проблемы несменяемости ГП лежит в совсем другой плоскости. А именно – через развитие конкуренции на рознице, и для этого нужно как можно скорее менять наполнение статуса ГП, по существу приводя его к первоначально задуманному и используемому в мировой практике: поставщика «последней надежды» – «за дорого» и не для всех, а только для тех, кто временно не нашел своего поставщика. Сейчас же, пока не принята новая модель розничного рынка, которая обязана заработать уже в следующем году, нужно срочно усилить роль рыночного сообщества по урегулированию ситуаций с неплатежами через введение института «комиссаров рынка». Напомню, что эта идея, предложенная председателем НП «Гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний» Василием Киселевым, заключается в том, что комиссар рынка – это специальный представитель рыночного сообщества в проблемных компаниях, облеченный полномочиями от НП «Совет Рынка» и задачей дать объективную информацию о причинах неплатежей и прочих конфликтов между его участниками. Кроме того, он должен дать и рекомендации и рынку, и собственникам, что делать дальше, как вывести ту или иную компанию из кризиса или провести ее санацию через процедуру досудебного урегулирования долговых обязательств. Решение о смене ГП в этом случае становится, с одной стороны, крайней и редко применяемой мерой, а с другой – очень простым и понятным: по решению кредиторов, если уж нет другого выхода (на самом деле, уже сегодня именно в этом направлении развивается ситуация в переговорах генераторов с проблемными сбытами – генераторы пытаются понять и взвесить, стоит ли им выводить задолжавшие сбыты из кризиса или же их лучше сменить, потеряв при этом значительные средства). При этом именно в рамках проведения аудита комиссаром рынка возникает возможность максимально смягчить момент передачи активов от одной компании к другой, например, через выкуп баз данных, имеющих высокую добавленную стоимость.
Возможно, введение института комиссаров рынка – относительно быстро реализуемая процедура в рамках дополнений к договору о присоединении к оптовому рынку, чего не скажешь о предложенной идее разработки и принятия закона о лицензировании энергопредприятий по аналогии с законом о банковской деятельности. А ведь решение нужно именно сегодня: через год оно, возможно, потеряет свою актуальность, рынок сам сменит проблемные компании в рамках здоровой конкуренции между сбытами. Вообще говоря, склонность Минэнерго как государственного органа к таким непопулярным и устаревшим мерам воздействия на рынок, как лицензирование, еще можно оправдать, а вот предложения на этот счет со стороны председателя правления НП «Совет Рынка» выглядят, на мой взгляд, несколько странно», -   заключил Алексей Преснов.
В целом, состоявшееся обсуждение в Государственной Думе было полезным хотя бы потому, что оно еще раз показало: проблемы есть, их надо решать и делать это надо очень быстро. Хорошая новость состоит в том, что решать их есть кому, для этого новый заместитель министра, наверное, и был назначен, причем с опытом руководства рыночными структурами отрасли, включая крупную сбытовую компанию. Осталось только пожелать ему удачи и энергии на этом нелегком посту» - подытожил Алексей Преснов.

Подготовил Кирилл Иванов, EnergyLand.info








О проекте Размещение рекламы на портале Баннеры и логотипы "Energyland.info"
Яндекс цитирования         Яндекс.Метрика