Энергаз2
Аналитика - Финансист

Конфликт между «Транснефтью» и Сбербанком замедляет развитие рынка


27.10.17 07:49
Конфликт между «Транснефтью» и Сбербанком замедляет развитие рынка Круглый стол в агентстве «Россия сегодня» по рынку производных финансовых инструментов (ПФИ) мог бы стать абстрактной беседой узких специалистов, если бы не одно обстоятельство: фоном мероприятия стал судебный спор между «Транснефтью» и Сбербанком о 67 миллиардах рублей.

Спор давний. В конце 2013 года «Транснефть» заключила со Сбербанком опцион, который должен был принести госкомпании облегчение по долговым платежам, однако из-за резкого резкого падения курса рубля принес «Транснефти» убыток  1 млрд долларов. «Транснефть» подала на Сбербанк в суд. В ходе судебного процесса выяснились новые обстоятельства. В частности,   Сбербанк за несколько месяцев до сделки представил своему клиенту  две презентации услуги, как выяснилось впоследствии  с ошибкой, и  заключил сделку 27 декабря 2013 года, существенно изменив её условия по сравнению с первоначальным вариантом, знакомом клиенту. При этом специалисты банка не прояснили клиенту, чем последний вариант отличается от предыдущего. В презентации речь шла о курсе 32 рубля за доллар при барьере на 45 рублях. На самом деле, в момент подписания документов курс был уже 36-37 рублей. Информация, приведенная в презентации, отличалась от той, что была в подтверждении по сделке, и это дало повод «Транснефти» считать себя введенной в заблуждении своим банком.

Суд первой инстанции полгода разбирал обстоятельства дела и встал на сторону нефтяников, апелляцию же стремительно выиграл Сбербанк. «Транснефть» продолжила отстаивать свои интересы в суде и в конце прошлой недели подала кассационную жалобу. Таким образом, тема деривативов оказалась неожиданно горячей, и эксперты на круглом столе «Россия сегодня» не могли ее обойти. Тем более, что «Транснефть» была отнюдь не единственной пострадавшей. Согласно неофициальным оценкам экспертов, которые озвучил Вадим Воронин, финансовый консультант и  экс-глава казначейства московских подразделений JPMorgan и Credit Suisse, в 2014 году потери различных корпораций из-за «маржинкулов» по ПФИ, могли достигать 300 млрд рублей. В частности, как сообщают «Ведомости», убыток «Роснефти» составил 122 млрд руб,  «Новатэка» – 20,2 млрд руб.

Какую ответственность банк несет перед клиентом при ошибках в сделке? И как такие конфликты влияют на развитие рынка деривативов? В России этот рынок не развит прежде всего потому, что критическим для рынка является фактор доверия -  на рынке с такими сложными для понимания продуктами, как ПФИ не может быть много сделок, если потенциальными участники не доверяют друг другу, объясняет Вадим Воронин.
«А как они могут доверять после таких конфликтов?», – спрашивает его ведущий круглого стола «Россия сегодня», финансовый аналитик Александр Яковлев.

Воронин уверен, что крупные международные банки не пошли бы на заключение подобных сделок, поскольку прибыль сопровождалась бы серьезными репутационными издержками: фактически банк продал своему клиенту продукт, который принес клиенту убыток. Так, в рассматриваемом прецеденте Сбербанка, убыток по данному опциону в 2 млрд рублей появился в международной отчетности «Транснефти» уже на 31 декабря 2013 года, то есть через 2 рабочих дня после подписания сделки со «Сбербанком».

«Сам факт, что суды рассматривают данное дело спустя три года после заключения сделки доказывает, что суд признает данное дело нарушающим основы правопорядка», -отмечает доцент НИУ ВШЭ Антон Селивановский.

Профессор МГИМО, научный руководитель Школы срочного рынка Алексей Буренин говорит, что данный судебный процесс - лишь «верхушка айсберга», на самом деле надо думать о сотнях миллиардов убытках, которые понесли многие компании реального сектора - ими никто не занимается, а регулятор фактически встал на сторону банков. «Рациональность ситуации, в которой государственный банк агрессивно пытается заработать на других государственных компаниях, пользуясь недостаточным знанием их менеджмента тонкостей финансового рынка, требует отдельного осмысления, - убежден Буренин. - Главный вопрос: можно ли выманивать деньги клиента, если обе стороны сделки рискуют не своими, а государственными деньгами, и разорение любой из сторон означает убытки государственного бюджета? Допустимы ли здесь вообще агрессивные финансовые «игры»?»

Сам регулятор замер в ожидании решения суда. Присутствовавший на круглом столе представитель ЦБ Алексей Лобанов, рукой показал ведущему, что «рта не раскроет».

Старший инвестиционный аналитик «Альпари» Роман Ткачук уверен, что дело «Сбербанк» против «Транснефти» будет иметь для рынка значение прецедента, и поэтому было бы оптимальным заключение мирового соглашения между «Сбербанком» и «Транснефтью».

Большинство экспертов выразило уверенность, что банки должны нести ответственность перед клиентами и не предлагать им «ненадлежащих продуктов», а регулятор должен защищать клиентов - учитывая, что они часто не могут правильно оценить риски, связанные с деривативами.

Михаил Захаров 

 







О проекте Размещение рекламы на портале Баннеры и логотипы "Energyland.info"
Яндекс цитирования         Яндекс.Метрика